Наверх
vorle.ru

Дважды беженка

Общество

История о том, как курянка дважды возвращалась на Родину в роли беженки.

Уроженка Тимского района Софья Володина, которая приехала в прошлом году в числе тысяч других беженцев из Украины, постепенно возвращается к мирной жизни. Вместе с семьей она снимает квартиру в одной из курских "хрущевок". Но думает только о том, как вернется в свой родной дом в Горловке, который так и не разбомбила украинская артиллерия.

Но для нее это не новая ситуация – в схожем положении она оказалась в далеком 1941 году.

Столько всего свалилось на нашу семью, что я не знаю, с чего начать, – проговорила Софья Петровна. – Я родилась в 1930 году в Тимском районе. В конце тридцатых наша семья в полном составе перебралась в Донецкую область, чтобы там помочь восстановлению шахт по добыче угля.

Видно, как трудно Софье Петровне передвигаться. Она лежала на кровати в позе эмбриона. Виной тому давние проблемы с позвоночником. Когда она встала, стало заметно, что первое впечатление обманчиво – плавные движения тела компенсировались живостью ее глаз.

Мы жили в Горловке, когда к нам пришли итальянцы. Немцы пришли позже, – вспоминает Софья Петровна. – Они организовали в местной церкви лагерь для пленных. Но охраняли его не лучшим образом. Однажды один из них сказал нам, что они лишь выполняют приказ и что здесь они могут находиться в относительной безопасности. Детей старались не трогать и даже сами иногда угощали нас чем-нибудь. Но, конечно, не все были такими. Полицаи часто гоняли нас от лагеря, когда мы приносили еду пленным. Но мы все равно заворачивали еду в кулечек и перебрасывали через забор.

Но плен всегда остается пленом. С трудом перезимовав, семья Софьи Петровны решает перебраться на Родину. Как только сошел снег, они вместе с несколькими семьями отправились в сторону Курска. На руках у них практически ничего не было: "богатство" нескольких семей уместилось на небольшом обозе, который успел соорудить дедушка Софьи Петровны.

Путь занял полгода. Лишь осенью 42-го года они вернулись на Родину. Там их также ждала разруха и отчаяние. Но никто не опускал руки: пока большинство мужчин воевали, женщины и дети восстанавливали жизнь.

После освобождения Курска мы принялись создавать все с нуля, – вспоминает Софья Петровна. – Мы сеяли, вязали и даже молотили вручную. Вместо лошадей использовали коров. Ни у кого из нас не было выбора. Мы не могли опустить руки, потому что все зависело только от нас.

Уже после войны семья возвращается в Горловку. Снова восстанавливать работы угольных шахт, снова создавать будущее для своих детей. Что-то удавалось, что-то – нет, но Софья Петровна помнила всегда, что все зависит только от самого человека.

Она начала забывать, что такое война: была погружена в семейные проблемы. Воспитывала детей, а затем внуков и правнуков. Но в мае 2014 она вновь услышала знакомый гул сирены, который не предвещал ничего хорошего.

Мы смотрели новости и слышали о том, что нам может угрожать, но просто не могли поверить в это, – обреченно произнесла дочь Софьи Петровны Галина Розумная. – Можно было понять немцев – они выполняли приказ, а что происходит на Украине? Братская война.

Прости, Господи, но немцы были не такими жестокими, – произнесла Софья Петровна. – Что нам теперь делать? У нас все осталось там. Все могилки теперь там, а мы здесь.

Мама, успокойся,Галина Дмитриевна обняла старушку и прошептала ей что-то на ухо. Та немного успокоилась. – Мама, давай подождем, пока все наладится, а уже затем подумаем, как вернуться.

Старые новые тропы

Ранее утро. Рассветную тишину разбавляет лишь легкий гул. Он приближается все ближе, пока не перерастает в грохот. Где-то вдалеке гремят первые взрывы. Софья Ивановна, вместе со всеми побежала в сторону школу, в подвале которой находился тир. В какой-то момент ноги ее подвели, и она осела на землю.

"Все, это конец", – подумала она, но неожиданно ее подхватили сильные руки и опираясь на них, Софья Петровна смогла добраться до школы. Ее спасителем оказался один из соседских парней. Вместе они провели две бессонные ночи: спать не хотелось, да и было невозможно – вокруг то и дело раздавались приглушенные хлопки.

Незадолго до первой бомбардировки мы стали замечать самолеты в небе. Они начинали летать с четырех утра, но мы до последнего не верили в то, что нас будут бомбить свои же,продолжила Галина Дмитриевна.

Так больше не могло продолжаться. Софья Петровна не могла допустить того, чтобы ее семья своими глазами увидела войну. Она потребовала, чтобы хотя бы ее внуки уехали из зоны военных действий. На семейном совете было решено, что других вариантов нет. Галина Дмитриевна со своим мужем и двумя внуками отправилась в Курск. Денег не было: пенсии и зарплаты давно не выплачивали. Пришлось продавать все ценности, в том числе и обручальное кольцо.

Ничего, еще наживем, – пояснила Галина Дмитриевна.

Путь был не близким. Основные дороги были слишком опасными, поэтому пришлось ехать почти наугад. Также было решено, что Софья Петровна останется в Горловке, потому что она не смогла бы доехать до Курска на машине. Кроме того, все надеялись, что боевые действия закончатся до сентября.

- Мы не хотели, чтобы наши внуки видели этот ужас, – продолжает Галина Дмитриевна. – если бы не они, то мы никуда бы не поехали. Остались бы в Горловке и надеялись на лучшее.

Вскоре, безвыходность положения понял и сын Галины Дмитриевны. Вместе с женой и бабушкой они отправились в Красный Лиман, откуда на поезде доехали до Харькова.

- Помню, как проводница смотрела на нас. Она чуть ли не плакала. Постоянно спрашивала: "Почему мы взяли с собой так мало вещей". А я ей отвечала, что все самое ценное – с нами. С нами наши внуки, – вспомнила Софья Петровна.

Пути назад – нет

Семья Софьи Ивановны уже прочно обосновалась в Курске. Поначалу они жили у родственников, сейчас же им удается подрабатывать и снимать квартиру. Галина Дмитриевна то тут, то там работает сиделкой, ее муж – ремонтирует квартиры, а сын – развозит продукты.

Их новый дом, пока еще не обжит: нет традиционных семейных атрибутов в виде фотографий и детских поделок. Все осталось на Украине.

Скоро мы туда вернемся, – будто в пустоту произнесла Софья Петровна.

Конечно мама, вернемся, – обреченно повторила дочь.

Уже на пороге Галина Дмитриевна добавила:

Как мы туда вернемся? Мы не верим никому. Нас расстреливали свои же. Я понимаю маму, никто не хочет умирать на чужих простынях. Но пути назад – нет. Будем обживаться здесь. Надеюсь, больше нам не придется чувствовать себя беженцами.

Печать

Последние новости

Спецпредложения компаний (на правах рекламы)

Яндекс.Директ