Наверх
vorle.ru

Максим Холомьёв: Говорят, что судьба страйкболиста – пустой холодильник и два ящика шариков на балконе

Акции

О том, что такое страйкбол и чем живут люди, увлечённые этим видом спорта, рассказал в интервью командир брянской страйкбольной команды "Торнадо" Максим Холомьёв.

С 18 февраля по 10 марта в Брянском краеведческом музее проходила выставка "Армии мира", на выставке посетители запросто могли встретить приветливых морпехов США, солдат из немецкого десантного батальона или представителей российских мотострелковых войск. Многочисленные экспонаты были предоставлены тремя страйкбольными командами Брянска. Каждый желающий мог не просто прийти посмотреть снаряжение, но и потрогать его, даже примерить.

Наш город познакомился со страйкболом в 2005 году, в то время как в России эта некоммерческая военно-тактическая игра появилась ещё в 1997-м. На сегодняшний день в Брянске насчитывается пять команд. У каждого участника, как минимум, должны быть собственная экипировка, игровое снаряжение класса "мягкая пневматика" и защитные очки, которые выдерживают попадание в упор пластикового шара весом 0,2 г на скорости 172 м/с – без них к участию в игре не допускают. О необычной "военной забаве" рассказал Максимом Холомьёвым, командир брянской страйкбольной команды "Торнадо", в экипировке и вооружении придерживающейся моделей мотострелковых войск России 2010 – 2012 гг.

– Максим, расскажите, как страйкбол вошёл в вашу жизнь?

– Начиналось это знакомство по Интернету. Посмотрел фотографии, посмотрел видео, чтобы узнать, что из себя игра представляет. Достаточно интересно было. В своё время один человек в Брянске занимался прокатом. То есть, за деньги можно было всё это пощупать, попробовать поиграть, пострелять. В 2009 году мы в первый раз играли, и где-то с третьего раза меня начало затягивать. Потом познакомился с ребятами, которые серьёзно занимались страйкболом. Тогда уже накрыло окончательно и не отпускает до сих пор. Продолжаем «втягивать» людей в своё увлечение. Пока никто не жаловался.

– Получается, попробовали, а потом создали собственную команду?

– Нет, я пришел в команду "Торнадо", которая существовала с начала 2009 года. Влился в коллектив, и потихоньку пошло-поехало. В конце 2011 года основатель, Николай Афанасьев, перешел из этой команды в другую и все обязанности переложил на меня.

– Изменился в целом ли состав команды за время её "жизни"?

– Состав постоянно меняется, обновляется. Вокруг костяка людей, которые постоянно этим занимаются, периодически появляются новички. Поиграют, а там кто-то уходит, кто-то остается. Кому-то надоедает русская тема, и он переходит к "немцам", к "американцам".

– Максим, а какие правила существуют для желающих начать играть?

– Зачисление в команду – это достаточно щепетильный в последнее время вопрос. Потому что не хочется сразу в основной состав брать людей, которые через месяц куда-то сбегут. Поэтому в конце 2011 года общим собранием приняли устав, периодически его редактируем. Смысл такой: если человек достаточно серьезно начинает этим заниматься, потихоньку покупает снаряжение (немаловажна финансовая независимость), он переводится в рекруты. В звании рекрута можно играть вплоть до сезона. Всё зависит от человека. Ведь в общении он один, а вот в экстремальных ситуациях открывается и с других сторон, проверяет свои возможности. Если игрок показывает себя с положительной стороны, нормально с коллективом общается, достаточно коммуникабельный, то советом он переводится в основной состав.

– Что же касается возраста участников, то…

– По общим страйкбольным правилам к игре допускаются совершеннолетние люди, которые могут за себя нести ответственность. Мы немного поднимаем возрастной диапазон, потому что сами по себе помним, что в 18 лет увлечения быстро меняются: месяц, два – и надоедает. Стараемся людей более взрослых брать: от 21 года, уверенных в себе и в собственных желаниях.

– Тренировки – неотъемлемая часть игры. А где они обычно проводятся?

- У брянских команд несколько полигонов. Часть народа бегает в Соловьях. Мы, пока там ещё лежит снег и много мирных туристов, студентов, тренируемся в Бежице.

– Травмы часто бывают?

– Травмы, безусловно, бывают. Зачастую от неаккуратных перемещений. Для этого, собственно, тренировки и устраивают: отработка правильных перемещений, перекатов. Серьёзные травмы бывают крайне редко. В основном мелкие ушибы, вывихи, травмы от попаданий. Если шарик попадает по лицу – достаточно болезненно. Но это придает свой адреналин. Ты уже знаешь, что тебе может быть больно, и в соответствии с этим действуешь. При выстрелах сбоку начинаешь куда-то прятаться, прыгать, кувыркаться, ползать, чтобы не попали. Потому что на больших играх, по правилам, при попадании человек считается условно убитым и на 40 минут уходит в так называемый "мертвяк". Но до этой зоны ещё нужно дойти, она бывает на расстоянии 1,5 км где-то. Вообще поодиночке стараются ходить редко, потому что можно и в плен попасть.

– И что происходит, если ты попал в плен?

– Существуют определенные правила пленения: как минимум два человека должны подойти, это раз. А второй момент: плененный должен дать три правдивых ответа на три вопроса по местоположению. Ещё могут карту отобрать. А там либо "расстреляют" тебя на месте, соответственно, ты уже не сможешь никому рассказать, по правилам, что у тебя спрашивали и кого ты видел, где тебя взяли в плен, либо могут отпустить, либо обменять на другого пленного.

На некоторых играх альянсы метятся повязками, потому что очень большое количество камуфляжей разных и сложно разобраться, кто где находится. В таком случае за пленного могут потребовать повязку другой стороны, чтобы шпиона заслать поближе с целью убийства командира или взрыва объектов. Есть различные варианты, главное, чтобы всё было в рамках правил и здравого смысла.

– Наверняка, и курьезы бывают во время игры?

– По поводу курьезных случаев… Случалось, люди засыпали в поле. Тамбов, четыре утра. Разведка докладывает: "У нас гости – шесть человек". Занимаем позиции, ждем, когда противник начнет атаковать. Вокруг тишина, птички поют, туман… и тут слышим храп на всё поле: это двое из противников не доползли до нас, заснули вместе с оружием. Обе стороны потеряли боеспособность минут на двадцать от смеха.

– В каких соревнованиях "Торнадо" принимает участие?

– Соревнования проводятся во многих городах. Есть региональное открытие и региональное закрытие. В 2010 году мы ездили на региональное открытие в Москву. Там было около двух тысяч человек со всей России, начиная от Калининграда, заканчивая Ханты-Мансийским автономным округом. У нас обычно региональное открытие и закрытие проводятся в Орле. Там собирается примерно 400 – 500 человек. Воронеж, Тамбов, Липецк, Смоленск, Тула, Калуга, Курск – из всех близлежащих регионов приезжают люди и в течение суток играют. Организуются и маленькие "войнушки" на 100 – 200 человек, как это было в Брянске в прошлом году.

В основу сценариев ложатся различные ситуации: реальные исторические либо выдуманные. Тут всё зависит от организаторов. Кому что нравится, тот такой сценарий и придумывает, а дальше уже игру делают игроки. Если командам интересно и весело, соответственно игра удается. В основном все игры "адреналиновые", драйвовые.

– Как вы считаете, может ли страйкбол стать альтернативой армии для тех, кто не служил по каким-либо причинам?

– В виде начальной военной подготовки и поднятия дисциплины, самовоспитания – вполне да. Люди более серьезными становятся, относятся ответственнее к себе, своим вещам и другим людям. К тому же, это общение, новые связи, новые друзья.

– А что для вас значит страйкбол?

– Прежде всего, это увлечение, хороший способ снять стресс, встряхнуть себя. Выезжаешь на игры, выключаешь телефон и всё: сутки тебя нет ни для кого, ни для чего. Ты полностью окунаешься в атмосферу этой "войнушки". У тебя в голове только мысли о том, что нужно выполнить какую-то задачу. Если ты командир, то уже начинаешь думать, куда кого послать, чтобы ни с кем ничего не случилось, начинаешь волноваться, переживать. В этом плане, конечно, сложнее.

Говорят, что судьба страйкболиста – пустой холодильник и два ящика шариков на балконе. Постоянные мысли, полная "аська" друзей, переписки вроде: "А я вот это купил", "А вот это какая-то новая модель появилась", "Там вот сейчас каски продают по 5 тысяч. Вам не надо?". Постоянный оборот вещей: друг другу кто-то что-то перепродает, меняется, что-то шьет… Сумасшедший дом, короче. День и ночь разговор об одном и том же. Но эти хлопоты стоят того, чтобы опять приехать в какой-нибудь город, встретиться с друзьями, проговорить до утра возле костра. А потом сутки бегать друг за другом по лесу и уехать домой уставшим физически, но отдохнувшим душой.

Печать

Последние новости

Спецпредложения компаний (на правах рекламы)

Яндекс.Директ