Наверх
vorle.ru

Михаил Галустян в Воронеже: Детям в наше время очень не хватает простого чуда

Культура

14 марта Михаил Галустян посетил Воронеж. В кинотеатре "Люксор" он лично представил свой новый фильм "Тот еще Карлосон".

"Тот еще Карлосон" - это добрая сказка, которая отлично подходит для семейного просмотра. В главной роли – Михаил Галустян, известный всем своей игрой в КВН, "Нашей Раше" и других проектах. Кроме него, в фильме снимались и другие известные личности, среди которых – Олег Табаков и Нонна Гришаева. Малыша в картине сыграл семилетний Федя Смирнов.

14 марта состоялась пресс-конференция, на которой Михаил ответил на вопросы журналистов. Пресс-конференция проходила в непринужденной обстановке, несколько раз во время своих ответов актер заставлял журналистов смеяться.

Сам Михаил Галустян познакомился с Карлсоном не в книжке. Сначала он слушал пластинку, но мультфильм ему понравился больше: "Такая советская пластинка с голосами дикторов, и там таким голосом "Малыш!" В этой тишине ты сидишь и слушаешь "Малыш! Тогда еще он не знал…!", как завороженный, думаешь, что лучше мультик посмотреть".

Работа с таким профессионалом, как Олег Табаков – это радость для любого актера. " Олег Павлович, - рассказывал Михаил, - очень долго читал сценарий. Нужно учитывать его насыщенный график. Потом я с режиссером и продюсером пришел к нему в театр и уговорил его принять участие в нашей картине, он согласился. И на съемочной площадке было очень приятно с ним работать. Конечно, он мэтр. Царила очень веселая обстановка. Когда он играл, он и на ходу что-то придумывал, один дубль не был похож на другой. Я позвонил ему, поздравил с премьерой в Москве, сказал, что все прошло очень удачно (Олег Павлович был на гастролях, в Екатеринбурге). Он сказал, что не ошибся, когда решил, что мы с ним вместе сыграем в этом замечательном фильме".

На вопрос, какая из сцен была самой тяжелой, Михаил Галустян ответил: "Все сцены с Малышом были очень тяжелыми, поскольку это ребенок. А ребенка нельзя перетруждать, напрягать. Если бы он был взрослый парень, ему бы жестче ставились задачи. Иногда объясняешь что-то ребенку, говоришь "Федечка, ты сейчас должен сделать…", а он может просто отвернуться и уйти куда-то. Не скажешь же ему, мол, ты чего, ты же за это деньги получаешь! Он ребенок! Можешь ему что-то объяснять, он говорит, что понимает, делаем дубль – не понимает, оказывается. В какой-то момент пришлось даже пригласить специального детского преподавателя, чтобы он на доступном для ребенка языке объяснял ему и ставил задачи. Мы столкнулись с тем, что по-взрослому не получалось контактировать с ребенком. Нельзя ему сказать, что он сейчас должен пройти, мы будем снимать обратную точку и после этого в дубле... Должен быть детский преподаватель. Это, скажем так, в психологическом плане. А чисто физически все полеты были сняты на хромакее (зеленый фон). Нужно было представлять общую картинку, когда в кадре нет ни Малыша, ни кого-то еще, я на тросах, один, и мне нужно какой-то текст давать. И я должен представить, что я на крыше нахожусь, тут Малыш где-то. Пришлось включать свое воображение и дофантазировать себе, что я на крыше, вот тут я должен бежать, я представляю этот город. А этого всего нет! Я просто нахожусь в зеленом павильоне. Сложными были сцены с полетами, опять же это тросы, мальчик у меня на шее висит, человек с джойстиком этим сидит и руководит мной, как хочет, переворачивают меня вверх ногами, я говорю текст, эмоцию какую-то подаю, дубль, дубль, дубль. Я чуть ли не сознание терял уже. Останавливали съемки, я отдыхал, чай пил, в себя приходил. Слава Богу, общая физическая подготовка позволила мне дойти до конца съемочного периода без последствий".

Также Михаил рассказал, что страховая компания запрещала ему как актеру принимать участие в дублях, которые подвергают риску дальнейшие съемки. В очень сложных сценах работали каскадеры. Но были сцены, когда он лежал на краю крыши, а ему говорили, что видна страховка, и каскадера не вставишь. Страховку отстегнули, и Михаил на свой страх и риск лежал и смотрел вниз: "А знаете, у человека, когда он смотрит вниз, какой-то чертик появляется и говорит "Прыгни, прыгни туда!" А это была шестиэтажка, разбиться было возможно".

Актер поделился, что сейчас на нем лежит ответственность, ведь он отец двух дочерей, и если раньше он бы без промедления согласился на сложные сцены, то сейчас предпочитает прибегать к помощи каскадеров: "Мне хочется самому, но я не буду рисковать".

По сюжету фильма героиня Нонны Гришаевой, няня Елена Александровна, дама суровая. Но есть у нее одна слабость – это сага "Сумерки". Она чуть ли не со слезами вникает в каждое слово сумеречных персонажей, а метрик "Карлосон" над ними смеется. Он решает этой же слабостью растопить сердце няни. Клыки, плащ и грим — и вот он уже вампир, перед которым героиня Нонны не устоит. Одна из самых ярких сцен фильма – "Карлосон" в образе милого вампира с Еленой Александровной танцуют на крыше.

"Дети любят эту тему, - прокомментировал Михаил,- я не фанат вампирской саги, но понимаю, что дети это смотрят и им это нравится. Я пытаюсь понять это все, и мы решили, что это будет прикольно использовать. Мне кажется, детям понравится, поскольку они выросли на этой вампирской саге. На съемках мы не танцевали вместе. На подвешенных тросах я танцевал сам, учил танец этот, танцевал, танцевал. Нонна сама танцевала. Мы отдельно танцевали на земле, на полу. Потом я отдельно танцевал с человеком, переодетым в зеленый костюм. Я не знаю, как они совместили это все! Но в итоге вижу, что я танцую с Нонной Гришаевой".

В фильме "Тот еще Карлосон" главный герой был без пропеллера. "Малышу было бы больно!" - пошутил Михаил. Он рассказывал о том, что было много рассуждений на эту тему, да и многие супергерои летают просто так, и мир шагнул далеко вперед, век технологий. Внезапно Галустяна прервал звонок. Это зазвонил чей-то телефон, который лежал на столе у Михаила и выполнял функцию диктофона. Актер не растерялся: "Ответить? Он сейчас… Да, привет! Он сейчас на пресс-конференции, извините, он не может подойти". Этим он заметно развеселил всех присутствующих.

Говоря об актерской карьере, Михаил отмечает, что хотел бы сняться в боевике, но есть одно "но": "Вы же понимаете, что будет смешно, если я снимусь в боевике! Представляете меня с таким пулеметом?! Иду, стреляю, носатый, лопоухий, бородатый маленький человек". Он уверен, что неправильно, когда актера приглашают как медийное лицо. Считает, что известные артисты должны играть не только главные роли, но и эпизодические. Причем в каком-нибудь необычном для себя образе. А еще – нужно давать дорогу и молодежи.

"Тот еще Карлосон", конечно, напоминает известную историю про Карлсона. Но это больше самостоятельный фильм. Фильм, на котором могут вырасти дети. Много детей. И поэтому он должен учить добру. Сейчас у детей могут быть различные новинки техники (как и у Малыша из фильма), но при всем этом с малых лет они не знают, что есть и другие развлечения. И Михаил считает, что детям в наше время очень не хватает простого чуда: "Не хватает радости, тепла, общения. Об этом и говорит мой герой, что надо общаться с реальными друзьями и играть в реальные игры".

Печать

Последние новости

Спецпредложения компаний (на правах рекламы)

Яндекс.Директ