На этом сайте мы используем cookie-файлы. Вы можете прочитать о cookie-файлах или изменить настройки браузера. Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов. Все собранные при помощи cookie-файлов данные будут храниться на территории РФ.
Наверх
vorle.ru
18+

Ложь оппозиции, или как мать политику поставила выше собственного ребенка

Politikkk

В начале февраля 2019 года во многих городах России прошли "Марши разгневанных матерей" или "Марши материнского гнева". Все они были организованны в поддержку Анастасии Шевченко, которая прославилась, обвинив государство в том, что ее не пустили к умирающей дочери. На первый взгляд жуткая история, но, зная методы работы оппозиционеров, как-то не верилось, что у нас такие "кровожадные и бесчувственные" представители фемиды, что не стали на сторону матери, которая хотела проститься с умирающим дитя, а сама Анастасия Шевченко "бедная овечка" и "жертва режима". Но так ли это на самом деле?

Ложь оппозиции, или как мать политику поставила выше собственного ребенка

Стоит напомнить, кем является и чем занимается Анастасия Шевченко - является активисткой организации "Открытая Россия", которая признана в РФ нежелательной.

В 2017 году Шевченко учредила "Открытую Россию" в Ростове-на-Дону, а также организовывала показ фильма "Немцов". Летом этого же года она разделась для акции "Обобрали до трусов", а затем выступала против установки памятника "Героям Донбасса". Осенью 2017 года Шевченко стала организатором флешмоба "Взятка Сечина", пыталась помочь ЛГБТ-активисту, а зимой защищала подозреваемых в экстремизме.

"Триумфальным" для нее стал 2018 год. Шевченко возглавила штаб телеведущей Ксении Собчак в Ростове-на-Дону, когда та принимала участие в гонке за президентский пост. Затем занималась своими выборами в федеральный совет "Открытой России", а после, как его член, ездила на зарубежные семинары.

А что же ее дочь Алина?

Как выяснили журналисты издания Nation News, в 2001 году медики поставили первому ребенку женщины неутешительные диагнозы и присвоили первую группу инвалидности. К пяти годам девочка не могла говорить и самостоятельно питаться.

"Диагноз — "менингоэнцефалит" — мать услышала от врачей, но сначала даже не поняла, что это такое. Она первый раз в жизни слышала это длинное слово, не догадываясь, что так звучит приговор", — говорится в статье "Открытой России".

Летом 2006 года активистка "Открытой России" из Ростова-на-Дону, у которой к тому моменту родилась вторая дочь, отдала больного ребенка в Зверевский детский дом-интернат для глубоко умственно отсталых детей.

Как отмечают журналисты, женщина приняла это трудное решение самостоятельно, несмотря на то, что впоследствии заявляла прессе, что на отправке дочери в интернат настаивали именно органы опеки.

О существовании старшей дочери у активистки вся страна узнала 23 января, Алина стала главным козырем защиты Шевченко. После помещения женщины под домашний арест по обвинению в причастности к организации, признанной нежелательной на территории РФ, Шевченко выступила с ходатайством к следствию посетить медицинское учреждение, чтобы увидеться с больным ребенком.

Шевченко на акцииПикетчик в поддержку Шевченко

17-летней Алины не стало 31 января. Спустя несколько дней, 4 февраля, в день похорон девушки, "Открытая Россия" опубликовала в Сети статью, в которой описала всю "трагичность ситуации", когда мать якобы не пускали к больному, умирающему ребенку. Как отметили журналисты, вторая дочь Шевченко, Влада, возмутилась, что в материале не содержалось и половины правды.

И это подтвердилось. Оказывается, за все время, что Алина находилась в специализированном интернате "мама" приезжала к ней всего 1- 2 раза в год. Всего 13 раз. Некоторые разы мать и вовсе не встречалась с дочерью, лишь оставляя в детском доме гигиенические и медикаментозные средства. При этом впоследствии на суде Шевченко заявляла, что посещала дочь гораздо чаще, объясняя это тем, что журнал посещений якобы не заполняли в выходные дни. Ее слова опровергают записи, сделанные в книге.

Да и деньги на содержания ребенка Шевченко не спешила платить. До 2015 года средства перечислялись с пенсий ее родителей, а после Алина полностью перешла на государственное обеспечение. Это при том, что "мама" неплохо зарабатывает. Вот только мама не спешила к дочке, которая мучилась от приступов бронхита. Шевченко было не до этого. Она выстраивала свою политическую карьеру. Это при том, что интернат - в сотне километров от Ростова-на-Дону.

Да и с посещением умирающего ребенка все не так страшно, как это представляет олигарх Михаил Ходорковский и организация "Открытая Россия".

25 января женщина вышла к следователю с ходатайством посетить интернат, девочка болела почти неделю. 29 января ее перевели из детского дома в Центральную городскую больницу города Зверево, на следующий день — в реанимацию. Ходатайство Шевченко удовлетворили 30 января, в этот же день она поехала к ребенку, которого застала еще живой. Девушки не стало на следующие сутки.

Вот только этот факт оппозиция умолчала, решив выставить Шевченко "жертвой". А зачем? Ведь правда все равно всплывет.

Хотите читать наши новости раньше всех?

Новости из приоритетных источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить
Печать

Комментарии ()

Чтобы оставить комментарий,
необходимо войти в систему
или зарегистрироваться

Последние новости

Спецпредложения компаний

Яндекс.Директ (18+)